Мой МТС
Личный кабинет

Здоровая Россия в больном воображении



"МК Московский Комсомолец" №136-2017

Г-н президент, поступило предложение от вашего друга Никиты Михалкова. Он рекомендует свозить сотни молодых людей, арестованных на несанкционированном митинге, на стадион, где вы лично будете их учить уму-разуму. Идея прекрасная. Хотя, когда арестованных за политический протест сотнями свозят на стадион, то в голову приходит не футбол, а стадион в Сантьяго (Чили), превращённый в концлагерь для 40 тысяч противников режима.

МИХАЛКОВ (по радио «Коммерсантъ-FM»). Я убеждён, что с молодыми надо разговаривать. Вот забрали 500 человек после того несанкционированного митинга (12 июня 2017‑го). Потом собрали их на стадионе, и пришёл к ним президент и сказал: «Пацаны, так и так и так». Власть должна разговаривать с этими людьми спокойно, на фактах доказывая им, где их неправота. А если правота есть, то каким образом можно вместе исправить то, что не нравится.

Вот, г‑н президент, что значит настоящий кинорежиссёр. Он не только мизансцену придумал, но и вашу речь сочинил. Вам осталось выучить и с интонацией государственной мудрости сказать: «Пацаны, так и так и так», — а Михалков снимет это кино и будет показывать за деньги. (Мы не помним, чтобы он бесплатно что-нибудь показывал.)

Есть, конечно, некоторые шероховатости. Получается, надо сперва арестовать, а потом разговаривать. Безусловно, с арестованными говорить проще, чем со свободными. В данном случае свобода хуже, чем несвобода. Да и удобно ли будет вам, президенту России, исправлять что-то вместе с арестантами? Возможно, тут надо что-то додумать.

Прежде чем сделать вам по радио такое предложение, Михалков сказал, что на Тверскую молодёжь 12 июня пошла бить полицию. Вот его слова о борьбе с недостатками в России:

МИХАЛКОВ. Борьба заключается не в том, чтобы отправлять несовершеннолетних детей бить полицию, чтобы потом искорёжить себе жизнь. Но нельзя детей. Вот эти абсолютно незнающие и непонимающие, что они делают, но ради драйва, ради кайфа кинуться на полицию, и после этого чтоб, не дай господь, кого-нибудь из них одного ранили или, не дай бог, убили, — это есть чудовищное преступление. Но к этому нас толкают.

Г-н президент, вот, оказывается, что случилось. Кто-то отправил тысячи детей бить полицию. Хотелось бы понять, как складывается картина мира в воображении Михалкова и тех, кто верит его словам или сами думают так же.

Чтобы отправить, надо сперва убедить. Чтобы молодёжь пошла бить полицию, она должна об этом заранее договориться.

Значит, дело было так. Сперва сговорились десятки тысяч. На это требуется время, как минимум сутки.

Полицейские узнали об этом, но не разбежались, не попрятались! Нет, они надели шлемы, бронежилеты, наколенники, налокотники, наплечники, взяли дубинки и прочие спецсредства, пригнали автозаки — всё подготовили.

И когда дети приехали на Тверскую бить полицию, то заколебались. Они ж без оружия приехали, без дубинок, в майках, даже без шапок — просто с голой головой.

Короче, бить гвардейцев дети не стали. Что ж оставалось делать полиции? Не напрасно ж она с самого с ранья там ждала. Голодные, злые, ведь праздник — День России. Как его не отметить? Как не отметелить сговорившихся врагов (даже если они не нападают)? Инструкция простая: скулу на скулу перемножу, рожу растворожу, анус на нос натяну.

Г-н президент, может быть, ваш друг Михалков (мастер батальных сцен и комбинированных съёмок) снял для вас специальное индивидуальное кино, как дети на Тверской бьют полицию. Но в жизни на празднике Дня России всё было наоборот. Добавим — и вам как спортсмену это будет понятно, — не было там никаких единоборств. Было нечестно. На одного мальчишку бросалось четверо, пятеро, шестеро гвардейцев, заламывали руки, били дубинками, волокли по асфальту и по плитке…

Если бы про детей, которые пошли бить полицию, Михалков говорил в тот же день, 12 июня, то можно было бы предположить, что ему кто-то навешал лапши на уши, а он с энтузиазмом, со страстью, до сих пор свойственной этому художнику, повторил. Но говорил он это 24 июня — почти через две недели, когда всем всё уже было известно. Уже полиция написала свои протоколы, где нету арестованных за побои, нанесённые гвардейцам. Уже видеокадров полно: все одинаковые — группа гвардейцев бросается на одного. Не хватает нападающего, а нападает сама на беззащитного.

Кто-нибудь может назвать Михалкова лжецом. И формально это будет правда, ибо то, что он утверждает, прямо противоположно тому, что было в реальности. Но мы Михалкова лжецом не назовём, потому что он искренне верит в то, что говорит; у него в голове такая реальность. Можно сказать, он фанатично верит в собственные слова. А фанатика никакие протоколы, никакие видеосъёмки переубедить не могут — на то он и фанатик.

Увидеть в реальности молодёжь, которая 12 июня приехала на Тверскую бить полицию, было невозможно. Люди приехали с другой целью, были безоружны и не нападали. Это не «мажоры с телефонами», не клопы, не Тесак и ему подобные, больные нацизмом. Это здоровая Россия. Михалкову или померещилось, или ему кто-то наговорил чепухи, а он и поверил.

…Не стали бы мы вам писать о фантазиях Михалкова, о его заблуждениях (возможно, искренних), если бы не мысль о том, что и с вами, г‑н президент, может такое случиться: кто-то наговорит, а вы и поверите. И тогда, если на стадион свезут недовольных граждан, то говорить с ними будете не вы, а кто-то другой. И по-другому.


Сегодня в прессе