Мой МТС
Личный кабинет

Надзор дождался Telegram



"Ежедневная Деловая Газета Рбк" №112-2017

Регистрационные данные мессенджера переданы властям

Telegram, один из самых популярных в России мессенджеров, будет внесен в реестр организаторов распространения информации Роскомнадзора, что позволит ему избежать блокировки в России. Но уже в следующем году основателю Telegram Павлу Дурову вновь придется решать, готов ли он исполнять более жесткие требования «закона Яровой». Пока он на это не согласен.

Формальная угроза блокировки для Telegram и других мессенджеров, работающих в России, существовала еще с августа 2014 года. В этот момент в силу вступили поправки в закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Согласно документу, организаторы распространения информации (ОРИ) в интернете стали обязаны предоставлять в специальный реестр Роскомнадзора данные о сервисе (страна и адрес регистрации компании, налоговый идентификатор, доменное имя, описание мессенджера и т.д.). Позднее, с 1 января 2017 года, к обязательствам ОРИ также добавилось хранение на территории России в течение шести месяцев информации о фактах приема, передачи и обработки звонков, сообщений, изображений и другой коммуникации пользователей. Эти данные они должны предоставлять по запросу уполномоченным органам, в частности Федеральной службе безопасности.

Но реальной угроза блокировки стала только в начале 2017 года, когда Роскомнадзор начал активно проверять мессенджеры на предмет выполнения законодательства. Как выяснилось, большинство популярных сервисов, включая Telegram, данные в реестр не предоставили. Первым в апреле Роскомнадзор заблокировал приложение Zello, затем в реестр запрещенных сайтов попали мессенджеры BlackBerry Messenger, Vchаt и другие. Активизацию интереса Роскомнадзора именно весной 2017-го источник РБК в силовых структурах объяснил тем, что «новые технологии, в том числе мессенджеры, стали активно использоваться преступными группировками для организации, в том числе, терактов». В марте 2017 года Владимир Путин подписал «Стратегию развития информационного общества», в которой, в частности, говорится о необходимости совершенствования механизмов законодательного регулирования работы мессенджеров и других средств получения информации, напоминает юрист общественной организации «Роскомсвобода» Саркис Дарбинян.

«Вероятно, это способствовало еще большему давлению ФСБ и Совета безопасности на работу мессенджеров и Роскомнадзор. На бумаге реестр ОРИ существует с 2014 года, но поначалу он заполнялся довольно вяло. Однако у правоохранительных органов давно есть желание контролировать работу мессенджеров, и Роскомнадзор уже не мог оттягивать момент их внесения в реестр», — говорит он. Как рассказал РБК чиновник, инициатива блокировки исходила именно от ФСБ по согласованию с Кремлем.

На Telegram поставили блок

Первые блокировки мессенджеров не вызвали бурной негативной реакции со стороны российских пользователей. Но блокировка Telegram, которым в апреле пользовались более 2,3 млн человек в России (по данным Mediascope), не могла пройти тихо. Российские власти действительно были готовы заблокировать Telegram, рассказали РБК источник, близкий к администрации президента, и федеральный чиновник. Решение о блокировке было согласовано еще в апреле с первым замглавы администрации президента Сер- геем Кириенко, который курирует в том числе интернет, говорит собеседник, близкий к Кремлю. По словам федерального чиновника, решение о возможной блокировке действительно согласовывалось на уровне руководства кремлевской администрации, «но Кириенко был не в восторге». По версии собеседника, близкого к администрации президента, бло- кировать Telegram решили потому, что основатель сервиса Павел Дуров категорически не хотел выполнять требования Роскомнадзора и «вообще не шел на диалог».

Об отсутствии диалога заявил на прошлой неделе и глава Роскомнадзора Александр Жаров, опубликовав открытое письмо к Павлу Дурову. В нем он потребовал предоставить информацию для включения Telegram в реестр, пригрозив в противном случае заблокировать мессенджер. К претензиям к сервису также подключилась и ФСБ, обвинив Telegram фактиче- ски в пособничестве терроризму. По версии силовиков, мессенджер использовался террористами, которые готовили взрывы в метро Санкт-Петербурга. В ответном обращении Дуров выразил удивление тем, что это сообщение появилось спустя три месяца после теракта. По его мнению, спецслужбы могут «эксплуатировать подобную трагедию как предлог для усиления своего влияния и контроля над населением».

Как рассказывали источники РБК в силовых структурах, блокировка Telegram должна была состояться на этой неделе.

Временный компромисс

Но в начале недели состоялось «личное общение Дурова и Жарова», продолжает близкий к Кремлю собеседник РБК и подтверждает еще один федеральный чиновник. «Так или иначе, по итогам общения стороны пришли к компромиссу», — резюмирует собеседник, близкий к Кремлю. В среду, 28 июня, Павел Дуров на своей странице во «ВКонтакте» опубликовал сообщение, в котором фактически выразил согласие на включение в реестр. Дуров процитировал слова Жарова, который заявил, что «никакой речи о том, что будет доступ к переписке пользователей, не идет», а все, чего ожидает надзорное ведомство, это предоставление информации о компании Telegram. «Регистрационные данные о компании — издателе Telegram не секрет и доступны любому желающему в открытых источниках», — написал Дуров и привел ссылку, по которой их можно посмотреть. По словам основателя Telegram, «если на этом желания регулятора действительно ограничиваются», то у него «нет возражений против использования этих данных для регистрации Telegram Messenger LLP в реестре организаторов распространения информации».

Роскомнадзор, в свою очередь, подтвердил, что мессенджер Telegram предоставил все необходимые для регистрации в качестве ОРИ данные. «Таким образом, Telegram начал работать в правовом поле Российской Федерации», — говорится в сообщении от имени Жарова. Глава Роскомнадзора также выразил мнение, что «остальные международные коммуникационные сервисы должны поступить аналогичным образом». В своем заявлении Жаров также отметил, что российские законы «обязательны для исполнения всеми компаниями, работающими в российской юрисдикции».

Но достигнутый компромисс между сторонами — временный. В своем обращении Дуров отметил, что Telegram не намерен выполнять «антиконституционный и нереализумый технически «закон Яровой», а также другие законы, которые не совместимы с защитой частной жизни и политикой конфиденциальности мессенджера. С 1 июля 2018 года вступят в силу отдельные положения так называемого «закона Яровой» (антитеррористический пакет поправок, который получил неофициальное название по фамилии одного из авторов документа — депутата Госдумы Ирины Яровой), согласно которым ОРИ нужно будет хранить всю переписку и голосовые сообщения пользователей до полугода. «Компромисс между Роскомнадзором и Telegram — временный. Он позволил Роскомнадзору снять общественную напряженность вокруг ситуации с Telegram, а мессенджеру — отсрочить возможную блокировку. Однако законом предусмотрено, что организаторы распространения информации по запросу правоохранительных органов должны предоставлять, например, метаданные, и как только в Telegram получат подобный запрос, конфликт разгорится вновь, потому что Павел Дуров четко дал понять, что раскрывать информацию пользователей не намерен», — констатирует консультант ПИР-центра Олег Демидов.

В среду, 28 июня, Павел Дуров на своей странице во «ВКонтакте» опубликовал сообщение, в котором фактически выразил согласие на включение в реестр


Сегодня в прессе