Мой МТС
Личный кабинет

Машина бремени



"МК Московский Комсомолец" №98-2018

«Бывает, тебе обещали зарезервировать новорожденного, а приезжаешь — на него уже выписали направление другой. Снова ждешь, дергаешься...»

Кого хотите? Мальчика? Девочку? Двойню?

Но за все приходится платить. Эти люди расплачиваются за свой выбор тяжелой ношей, которую им приходится нести на себе — в себе — всю жизнь.

Их страшный секрет охраняет и Уголовный кодекс РФ. Статья 155 «Разглашение тайны усыновления».

Что заставляет женщин изображать искусственную беременность, покупать накладные животы, а самим рыскать 9 месяцев по всей стране в поисках новорожденного отказника?

И это в наш век открытого приемного родительства, когда фотографии социальных сирот висят в федеральных базах данных, а взятыми из детских домов детишками принято гордиться.

Но они не хотят гордиться. Они хотят своих. Хотя бы и в чужих глазах.

Какие чувства испытывают женщины, скрывающие, что воспитывают приемных детей, почему они идут на этот шаг, счастливы ли они потом, попытался разобраться спецкор «МК».

«Имитушки» — так называет себя это виртуальное сообщество. Конечно, там нет реальных лиц и фамилий — тайна есть тайна. Не видя друг друга, не зная по настоящим именам, тем не менее они в курсе всей подноготной подруг по несчастью, их медицинских карт, диагнозов, судов по усыновлению, то есть того, что и родная мама не всегда знает.

«Только наши мужья в курсе, что происходит. От всех остальных нужно скрывать, многие надеются на то, что унесут эту тайну в могилу», — в голосе у 39-летней Наташи ни следа насмешки.

С Наташей мы встретились в кафе на Белорусском вокзале. Она не москвичка, из области, далекий, захолустный городок, где все знают всех. Честно говоря, я и не ожидала, что девушка согласится на очное знакомство. Особенно если учесть, что, узнав ее секрет, я тоже, наверное, попадаю под действие уголовной статьи. Поэтому никаких фотографий.

Наташа листает телефон, на снимке двое — мальчик лет восьми и девочка шести, неуловимо похожие друг на друга и на свою маму Наташу, оба темненькие, кареглазые. «Вылитые», — честно говорю я ей. Наташа сияет. «Вот все утверждают, что это чужие дети. Но это же не так. У многих «имитушек» приемные малыши со временем похожи на пап или мам. Как вы это объясните?»

«Наверное, тем, что маленькие дети легко копируют повадки близких людей, их поведение?» — предполагаю я. «Вовсе нет, — качает она головой. — Я верующий человек. И считаю, что таким образом мне дали моих собственных детей, просто кто-то их рожает, а кто-то — находит».

Рождение по мукам

В Советском Союзе было принято не говорить, что ребенок взят из детского дома. Если бесплодные женщины решались на такое, то всю искусственную беременность носили на себе привязанные к телу подушки, а «родив», нередко уезжали с насиженного места, меняли квартиры, города, потому что всегда найдется самый умный, который рано или поздно выдаст ребенку тайну его происхождения.

— Многим это ломало жизнь... Именно поэтому психологи рекомендуют рассказывать подросшему малышу, что он не родной.

— У каждой из нас своя причина так поступить, — считает Наташа. — У моего отца восточные корни. Я единственная дочь. Для папы несмываемый позор не иметь кровного внука, наследника... Приемного малыша он бы не принял. Поэтому мы с мужем решили имитировать. Семь лет оба лечились от бесплодия, безуспешно надеялись на ЭКО, я то худела, то поправлялась на гормональных препаратах, подготавливающих мой организм к «беременности», — кстати, потом, когда уже изображала даму в положении, пышные формы мне очень помогли.

— «Продам ребенка» бездетным. Такими объявлениями полон Интернет. Помнится, были даже уголовные дела, когда в обход опеки врачи в роддомах за деньги договаривались с семейными парами и отдавали им малышей вне очереди.

— Я никому не платила. Бывает, что платят нерадивой мамаше, и роженица сразу вписывает в свидетельство о рождении малыша как отца мужчину из бездетной пары. Так он официально получает права на младенца. Но мы хотели, чтобы все было максимально законно. Все помнят скандал с украденным из подмосковного роддома отказником, женщина находилась в стрессе из-за выкидыша, симулировала беременность, боясь признаться мужу, пошла на преступление. Потом правда все равно выплыла, женщину судили, мальчика насильно изъяли и передали в новую семью... Рухнула вся жизнь.

— Извините, но мне кажется, что многие дамы предпочитают стать «имитушками», потому что не хотят выглядеть ущербными в глазах других. Мол, как это — все могут сами родить, пьяница подзаборная или мамаша-кукушка, а я нет. Ими движут прежде всего эгоистичные побуждения.

— Как там у Толстого: каждая несчастная семья несчастна по-своему? Я не могу назвать только одну причину, по которой женщины решаются на этот шаг. Наверное, есть и это — не выглядеть ущербной, быть такой, как все. Чего уж проще, кажется, взять и родить, особенно сейчас, когда медицина шагнула далеко вперед. Но не всегда так. Одна из «имитушек» родила первого биологического ребенка, как оказалось, с серьезной патологией — малыш прожил всего несколько недель. Рожает второго — тот же самый диагноз. Генетики не давали гарантии, что их третий проживет дольше. Девочка чуть с ума не сошла. Для нее этот малыш — он уже существовал, причем маленький, такого возраста, в котором она его потеряла. Она заказала себе куклу реборн — дорогую игрушку, полностью копирующую реального младенца. И вот она с ним гуляла в коляске своих предыдущих детей, кормила, наряжала...

— Жуть такая!

— Я не думаю, что для нее вообще было важным, что скажут другие — ущербная она или нет, ей нужно было что-то делать со своей болью. Нельзя же годами катать в парке коляску с силиконом... Муж очень быстро нашел подходящего отказника. В опеке вошли в положение. Дату рождения исправили на три месяца. Так что никто ничего не узнал. Мужчина рассказал свою историю в Интернете, когда они искали уже второго ребенка.

— То есть если «имитушка» идет официальным путем, то через опеку?

— Обычное усыновление. Через суд. Нужно обратиться в отдел опеки и попечительства по месту жительства, собирать справки, проходить медосмотр. Бывает, особенно если семья из небольшого городка, малыша привозят издалека. Вообще все зависит от того, где есть к сроку (плюс-минус три месяца) подходящий ребенок. Потому что если младенец от полугода и более, то сохранить в секрете его настоящий возраст не получится. Хорошие, здоровые детки встречаются крайне редко, на них огромный спрос. Бывает, на словах тебе обещали зарезервировать новорожденного, а приезжаешь — на него уже выписали направление другой. Снова дергаешься, молишься, звонишь... Последние месяцы вообще сплошной цейтнот, нельзя же в начале имитации заранее заказать малыша, который еще не родился... Разумные мамочки обычно становятся на учет в нескольких опеках в разных местах, предупреждая сотрудников, что собираются имитировать беременность. Есть девочки, которые летали за своим маленьким чудом даже на Дальний Восток.

Сделай сам

Как советуют опытные «имитушки», поначалу лучше вообще ничего не говорить. Особенно если не знаешь, когда и где найдется «твой» ребенок. Станешь выпячивать свое интересное положение, особенно после многих лет бесплодия, — наоборот, возникнут подозрения. Лучше предоставить людям возможность самим все додумать и выглядеть самыми прозорливыми. «Ой, да я просто так огурчики соленые третий день ем!»

Многие перестают краситься, больше едят — никогда не помешает набрать пару-тройку лишних килограммов, покупают одежду посвободнее, морщатся при курении и часто бегают в туалет... В наше время проще имитировать, существует столько специальных удобных приспособлений.

— С первым сыном я сама смастерила себе накладной животик из капроновых колготок, — продолжает Наташа. — Надевала специальное боди, чтобы придать ему естественную форму, каждый месяц пришивала к этой конструкции еще несколько пар колготок. Но все это вчерашний день, сейчас уже, слава богу, есть поролоновые животы, латексные, максимально приближенные к натуральным силиконовые. Последние стоят от 5 до 15 тысяч, в зависимости от срока беременности, настолько реалистичные, что можно ходить в облегающем платье или в просвечивающей майке, никто не заметит подлога.

— Тяжелые, наверное?

— Те, которые для последних месяцев беременности, килограмма три весят. Так что порхать не получится. Но это же и хорошо, не забудешь при посторонних, в каком ты положении. Многие девочки, отходив свою «беременность», бесплатно передают животики другим «имитушкам». Это счастливая примета. Но нужно помнить об одном правиле: не следует давать всем подряд трогать твой живот, как это обычно у нас любят. Объясняйте суевериями, говорите, что вам неприятно...

— Почему?

— Каким бы идеальным ни был силиконовый животик, он не настоящий. В нем нет, как бы это точнее выразиться, пульсации жизни. Лучше не надо.

— А как насчет декрета?

— Все очень сложно. Ведь дородовой отпуск невозможно оформить заранее. Некоторые приносят документы на больничный уже после усыновления малыша. А когда их спрашивают, что же не ушли вовремя в декрет, «включают дурочек». Кое-кто заморачивается якобы с преждевременными родами. Со старшим я заранее уволилась, со второй еще не вышла из предыдущего декрета. Насчет родов не говорить ничего конкретного — плюс-минус две недели, потому что далеко не факт, что к этому времени подвернется подходящая маська. В любом случае бухгалтеры и деньги — это слабое место для нас.

— Боялись, что не удастся найти своего ребенка вовремя?

— Этого боятся все «имитушки». Каждой кажется, что именно на ней прервется череда везения, и в нужный момент ребенка не будет. Но так как, я считаю, мы делаем святое дело, то никто еще не вернулся домой один. Мне с моей восточной внешностью было проще — многие молодые девушки, приехавшие в Москву на заработки из соседних республик, случайно беременеют и затем вынуждены отказаться. Такие детки, кстати, и более здоровые. Просто у мам не сложилось. С типичной славянской внешностью ребенка найти сложнее, да и причины, по которой он был оставлен, могут быть разные, в том числе и состояние здоровья. Понятно, что все хотят крепких детей... Я взяла первого же мальчика, которого мне показали, потому что он и был мой. Увидела и узнала. Но подобную историю с небольшими вариациями и хеппи-эндом вам, наверное, изложит любая. Хотя мне рассказывали о любовнице обеспеченного человека. Она хотела его женить на себе, привязать и для этой цели решилась симулировать беременность. Ребенка ей подыскивала мама. Но с усыновлением так ничего в итоге и не вышло... Девице пришлось сказать, что был выкидыш.

— А документы на усыновление? Их ведь тоже придется скрывать?

— Знаю тех, кто специально снимает ячейку в банке и хранит там. Другой популярный вариант — закатать в прозрачный пластик какие-нибудь ненужные почетные грамоты и положить между ними.

— Где вы сами храните документы?

— В укромном месте.

На всю оставшуюся жизнь

— Но как быть с грудным вскармливанием, на которое сейчас практически молятся «лжематери»?

— Я не стала искусственно вызывать лактацию. Что хорошего может быть в молоке, появление которого спровоцировано приемом лекарств? Обычно девочки объясняют близким, что приходится докармливать, и все. Но у меня были знакомые, которые хотели кормить сами. Убеждали, что это ведь ни с чем не сравнимое ощущение. На самом деле ничего трудного в этом нет. Я читала много историй, что иногда молоко приходит даже у бабушек, если у дочери проблемы. Для лактации совсем не нужна беременность и роды, ее провоцируют женские гормоны — пролактин и окситоцин. Прикладывают малыша, он берет сосок в рот, первое время оттуда ничего не выходит, но грудь тренируется. Многие девочки увлекаются чаями для лактации. Некоторые, как говорят, даже прибегают к помощи специальных медикаментов, чтобы пришло молоко.

— «Имитушкам» можно, наверное, идти работать в разведку. Ведь вы привыкли шифроваться во всем?

— Скорее в саперы, — невесело смеется Наташа. — Мы не имеем права на ошибку. Иногда бывают очень нервные ситуации... Появляется подходящий малыш, но с неопределенным статусом, то есть его биологическая мама в любой момент может вернуться и заявить на него свои права. Самое обидное, даже если она его заберет, не факт, что в родном доме ему будет лучше, чем у любящих его приемных родителей.

— А как же «духовные скрепы», приоритет кровной семьи?

— Поэтому сейчас новорожденных отказников и стало гораздо меньше. С каждой беременной мамочкой в консультациях наказывают работать до последнего. Выполнять план. Сначала чтобы не пошла на аборт, затем — чтобы забрала из роддома. По-моему мнению, ничего хорошего в этом нет. Если женщина не хочет ребенка, то даже если даст себя уговорить его оставить, счастливым с ней он не будет. Не исключено, что он все равно окажется в детском доме в более старшем возрасте, но вряд ли на него уже будет большой спрос.

— Вам это кажется несправедливым?

— Мне многое кажется несправедливым. Почему мне приходится притворяться? В чем я провинилась? У меня была ситуация с первой беременностью, когда я ночью выносила мусор в подъезде, было уже поздно, живот я не надела, спускаюсь на лестничный пролет, а там соседская девчонка со своим парнем милуется... А вчера она меня видела с огромным животом. Сердце, конечно, в пятки, не знаю, заметила она мою столь явную стройность или нет... Через несколько недель мы с мужем переезжали в собственную квартиру, та была съемная, больше подобных оплошностей я никогда старалась не допускать. Даже в квартире, даже одной — не расслабляться. Никогда и нигде. У некоторых дело доходит до паранойи. Но самое ужасное, что однажды приходит осознание: это не на 9 месяцев, а навсегда.

— Разве вы не этого хотели?

— Поэтому я и согласилась встретиться, чтобы рассказать, что я чувствую. Это мой ребенок, мои дети, они мне родные, муж души в них не чает, бабушка с дедушкой обожают, но я постоянно ощущаю страх: что будет, если все узнают? Вырастут — а они же мальчик и девочка — понравятся друг другу? Они спят в одной комнате. Я боюсь своим отношением к происходящему как-то дать им понять, что с ними что-то не так. Первые годы я наслаждалась материнством, как наградой. Поэтому и за дочкой пошла через год с небольшим. Так делают многие «имитушки» — маленькая разница в возрасте, чтобы старший ничего не понял. Некоторые рискуют завести даже троих. Не знаю... В семь лет у сына был приступ аппендицита. Я сидела в больнице и тряслась, потому что первый же вопрос: готовы ли вы сдать свою кровь? - и все, тайна выйдет наружу. Слава богу, тогда все обошлось...

— В вашей ситуации, наверное, уже поздно что-либо менять?

— Да, сын уже большой. Скоро нас ждет подростковый кризис. Полезет ли плохая генетика, которой все пугают... Я каждый день думаю о том, что будет. Найду ли я в себе силы это перенести? Правда ж только одна — это мой ребенок, мои дети, самые родные и любимые. Этим я и живу.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Марина СИЛКИНА, кандидат юридических наук:

«В большинстве стран действует так называемый открытый принцип усыновления. Например, в США, где воспитывается самое большое количество приемных малышей, даже соседи знают о том, что ребенок взят в семью.

Такие же правила действуют в Канаде, в Великобритании.

Во Франции предусмотрены две формы усыновления: полное и простое. В первом случае ребенок не прерывает легальной связи с родственниками, однако и не приобретает права на наследство приемных родителей.

При полном усыновлении с биологической семьей ребенок больше не общается.

В Германии, так же как и в России, тайна усыновления охраняется законом, любые отношения с биологическими родителями прекращаются.

Мне кажется, что при сегодняшнем положении вещей, когда такие дела все равно не доходят до суда и судебной практики по ним практически не существует, было бы целесообразно исключить уголовную ответственность за разглашение тайны усыновления и перевести данное деяние в разряд административных правонарушений».

Мария ДЬЯЧКОВА, психолог, семейный психотерапевт:

«Конечно, не следует выкладывать про усыновление, пока малыш еще в ясельном возрасте. А вот когда у него возникнет интерес, откуда берутся дети, стоит рассказать, каким образом он попал в семью. Максимально доступно и без излишних оценок биологических родителей.

Однажды я работала с семьей, в которой приемная девочка имела трудности в адаптации и формировании привязанности с приемной матерью. Приемная мать рассказала дочери о том, откуда она взялась, но при этом настолько все запутала: и у тебя еще одна мама, и я твоя мама, — что ребенок ничего не понял и при этом потерял всякую психологическую опору.

Секреты такого плана всегда дадут о себе знать, особенно в судьбе усыновленного подобным образом ребенка. Так что поведение, имитирующее беременность, скорее обслуживает драму самой женщины, чем ее подготовку к принятию ребенка в семью и к его воспитанию. Да, имитирующее поведение защищает семью от излишнего социального давления и вмешательства окружающих в процесс адаптации малыша. Другое дело, когда спектакль о беременности разыгрывается с целью манипуляции информацией, чтобы ребенок в конечном счете остался в заложниках своего неведения. Но ведь каждый человек имеет право знать, кто он, кто его биологические родители, откуда его истоки».


Сегодня в прессе